July 31st, 2008

пересвет

«2К». Все больше персоналии

«Второй Канал—2008» прошел для меня как-то однобоко и практически целиком состоял из конкурса и конкурсантов – так получилось. Добрый доктор-стоматолог за несколько дней до фестиваля засунул мне в зуб какую-то лекарственную дрянь и сказал:
– Переохладитесь или промочите ноги – будет болеть.
Доктор как в воду глядел – в ту самую, которая накрыла фестиваль в пятницу. Не прошло и двух пятничных часов, как я уже был основательно переохлажден и мокроног. «Эге», – удовлетворенно процедил зуб и незамедлительно заболел. Болел зуб чуть менее двух суток, зато очень сильно, и этого хватило: стало не до песен, не до концертов, не до посиделок у костра, не до общения. На время и по ходу мастерских пришлось жрать таблетки, а когда в субботу они закончились, на помощь пришла Доктор Вика. Доктор Вика пришла на помощь из окружавших мастерскую кустов и не говоря дурного слова всадила шприц мне в плечо.
– Сейчас он станет оооочень добрым, – сообщила всем присутствующим Доктор Вика, вводя обезболивающее. И я стал очень добрым. Именно этой привнесенной извне добротой, скорее всего, и объясняется то, что уровень конкурсантов, посетивших в субботу нашу мастерскую, а также тех, кто выступил потом на концерте «Находки Дня», мне показался достаточно высоким. Однако обо всем по порядку.
Collapse )
И чуть-чуть о ПОСЛЕДНЕМ «Втором Канале».
Никакого ощущения «последнести» на фестивальной поляне у меня не возникало. Отчасти, возможно, в этом виновата зубная боль, не оставившая моим ощущениям никакой свободы выбора. Но в большей степени отсутствие преждевременной ностальгии я для себя объясняю тем, что на фестивале все было хорошо, а многое даже лучше, чем можно было ожидать: организация великолепная, конкурс интересный, некий усредненный уровень участников высокий, выступления гостей, говорят, были хороши (сам я никуда не ходил, к сожалению, – только, бредя вечером в пятницу за водой по чавкающему полю, не смог не остановиться у главной сцены, где пел Никитин), достойного и приятного народу в избытке. Даже неназначение лауреатов вызвало куда меньше критики, чем назначение спорных лауреатов в иные годы. То есть, случись такой фестиваль в 2006-м, например, году – и у меня, да и не только у меня, возникла бы уверенность в том, что «Второй Канал» преодолел-таки кризис, вызванный с уходом Ланцберга.

Но кризис идеологический оказался связан с кризисом кадровым. Если жюри фестиваля так или иначе работало на идею «Второго Канала» (как ее понимал каждый ЧЖ на каждом отдельно взятом этапе), то технические организаторы работали в первую очередь лично для Владимира Ланцберга; фестиваль поддерживался ими постольку, поскольку это была реализация идеи Берга. Работать на идею Берга без Берга или создавать какую-то новую они не стремились. Никакой замены Ланцбергу найдено не было, да и невозможно было ее найти, поэтому было принято решение о закрытии фестиваля.

Что будет дальше – поглядим.

P.S. Огромное спасибо Виктору Николаевичу Кузнецову, Леше Груздкову и Зине Присталовой за удовольствие работать с ними на мастерской.